Close

07.06.2018

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за май

АС МО разрешил ответчику предоставить новые доказательства в апелляции, хотя тот не приходил на заседания в первой инстанции. В другом деле администрация Балашихи в кассации отбилась от многомиллионного астрента, хотя не выполняла решение суда два с лишним года. Почему Арбитражный суд Московского округа принял такие решения, читайте в подборке самых интересных дел за май.

Упущенный шанс

Если суд первой инстанции необоснованно отклонил ходатайство об отложении с целью собрать новые доказательства – это достаточный повод для того, чтобы апелляция приняла их к рассмотрению, указал АС Московского округа в деле № А40-101102/2017. В этом процессе ответчик – «Директиво капитал» (ранее – «Холдинг Ренессанс Жизнь») – отбивался от требований «Профит Трейда», купившего у банка «Российский кредит» право требования на 1,3 млрд руб. Ответчик не присутствовал на заседаниях, а сдал через канцелярию ходатайство об отложении. В нем он указал, что исполнил долг зачетом встречных обязательств более трех лет назад, когда кредитором был еще банк. Документы истца сфальсифицированы, указал ответчик и попросил дополнительное время для сбора доказательств: документы были у банка, который находится в банкротстве. Однако суд отклонил ходатайство, не найдя оснований затягивать процесс. В апелляции юрист «Директиво капитала» повторил аргументы о подделке и просил приобщить к материалам дела заключение эксперта, который это подтвердил. Но 9-й ААС отклонил его как новое доказательство и отметил, что ответчик не делал заявлений о фальсификации в первой инстанции.

Кассация нашла, что это нарушает права ответчика. Если в разбирательстве по существу участника дела незаконно лишили возможности добыть нужное доказательство, тот может приобщить его в апелляции, указал АС МО. Ответчик утверждал, что обязательства прекратились зачетом с банком. Если это верно, то доказательства долга сфальсифицированы. Но первая инстанция не проверила эти утверждения, прежде чем удовлетворить иск. К тому же кассация сравнила протокол с аудиозаписью и не нашла на последней, что ходатайство об отложении вообще рассматривалось. С такими аргументами окружной суд направил дело на пересмотр с указанием обеспечить ответчику возможность защитить свою позицию.

Дорогой астрент

 «Новая эра» строила микрорайон в Балашихе по инвестиционному договору с местными властями. На финальном этапе им нужно было поменять категорию земельных участков, зарегистрировать право госсобственности на землю, предоставить участки в аренду и пр. Чиновники не спешили это делать, и компания обратилась в суд (дело № А41-20499/11). 10-й арбитражный апелляционный суд удовлетворил требования компании в апреле 2013 года. Но на практике, видимо, ничего не поменялось, потому что спустя два года, в марте 2015-го, Арбитражный суд Московского округа назначил астрент за невыполнение решения из казны Балашихи: 100 000 руб. за первую неделю бездействия, 200 000 руб. за вторую, 300 000 руб. за третью и так далее «по прогрессивной шкале по дату фактического исполнения».

АС МО назначил астрент за невыполнение решения из казны Балашихи: 100 000 руб. за первую неделю бездействия, 200 000 руб. за вторую, 300 000 руб. за третью и так далее по прогрессивной шкале. Спустя два с лишним года решение еще не было исполнено.

В августе 2017-го администрация попросила суд ограничить штраф 300 000 руб., которые она уже перечислила компании. Она объяснила, что передать участки в аренду невозможно, потому что для этого требуются кадастровые паспорта, а их «Новая эра» задерживает уже год, несмотря на все письма и обращения. По мнению администрации Балашихи, это говорит о том, что кредитор не заинтересован в исполнении решения суда: он затягивает время с целью получить судебный штраф побольше.

Первая инстанция с этим согласилась и ограничила штраф предложенной суммой, однако 10-й ААС прекратил производство по заявлению. Городские власти фактически хотят пересмотреть вступивший в силу акт АС МО о наложении астрента, хотя закон не дает им такого права. Должник мог снизить размер денежного присуждения на основании п. 3 Постановления Пленума ВАС от 4 апреля 2014 года № 22. Для этого нужно было объяснить суду причины просрочки. Но в 2016 году действие этого пункта было полностью прекращено, когда вступило в силу Постановление Пленума ВС № 7. Когда ответчик подавал заявление об уменьшении астрента, прежнее постановление уже не действовало, так что законных оснований для требований администрации нет, подытожила апелляция.

АС МО оказался другого мнения. Изначально неустойку определили, когда еще действовало постановление № 22 – а значит, заявление о ее снижении имеет смысл рассмотреть по тем же правилам. А если обратиться к новому постановлению № 7 – то оно разрешает астрент только по гражданско-правовым, а не административным спорам. Кассация предписала пересмотреть спор с учетом этих замечаний.

Формальная регистрация

Если суд рассматривает вопрос ничтожности сделок, то регистрация перехода права собственности сама по себе еще не подтверждает добросовестность контрагентов, указал АС Московского округа в деле о банкротстве «Имущественного комплекса «КБФ» № А40-211646/2014. В нем управляющая Екатерина Юрковская оспаривала сделки по продаже недвижимости должника по п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве. В конце 2013 года комплекс продал несколько объектов компании «Сияние Торг». У нее имущество через полгода приобрел гендиректор «КБФ» Владислав Родинский. «Сияние Торг» было реорганизовано путем присоединения к другой компании и ликвидировано (ликвидацию позже признали незаконной). По мнению управляющей, это было лишь передаточное звено, которое маскировало передачу недвижимости Родинскому. Тем более по договорам никто не платил.

Но две инстанции отклонили ее требования. Юрковская не доказала, что «Сияние Торг» является заинтересованным лицом по отношению к Родинскому или банкроту. Отсутствие оплаты тоже не аргумент, потому что всегда можно подать иск о взыскании долга. Суды не увидели и взаимосвязи между двумя сделками. К тому же приобретатели регистрировали за собой объекты. Сейчас они находятся в собственности третьих лиц – добросовестных приобретателей.

С этим не смог согласиться АС Московского округа. Он указал, что цепочка сделок может маскировать передачу активов от первого продавца последнему покупателю. Здесь важно определить, кто получил фактический контроль над имуществом. Сама по себе регистрация права не исключает ничтожности сделок, ведь на другой чаше весов отсутствие оплаты, переход активов к гендиректору банкрота, который их вскоре продал, и ликвидированная компания-«посредник». 

Сама по себе регистрация права не исключает ничтожности сделок. Особенно если на другой чаше весов отсутствие оплаты, ликвидация компании-промежуточного звена и переход активов к гендиректору банкрота, который вскоре их продал.

Все эти обстоятельства суд не оценил, а значит, оставил заявление управляющего, по сути, без рассмотрения. С такими выводами кассация направила дело на пересмотр.  

Избыточный арест

Арест имущества должника должен быть по общему правилу соразмерен объему требований взыскателя, напомнила кассация в деле № А40-157889/2017. В нем «Дженерал Моторс Узбекистан» обжаловал действия пристава Центрального административного округа Москвы Махача Алиева, который не отменил арест, хотя оснований к этому уже не было. В 2016 году Алиев арестовал права требования компании на сумму более 121 млн руб. в счет долга перед НПО «Арктур» (сумма долга в судебных актах не указана). В 2017 году кредитор обратился в службу приставов и сообщил об окончании исполнительного производства. Алиев прекратил его, но возбудил новое – о взыскании исполнительского сбора (7% от общей суммы). Однако права требования остались арестованными в прежнем объеме. Компанию это не устроило, и она отправилась в суд. Две инстанции отклонили ее иск и указали, что арест гарантирует уплату долга. К тому же компания несколько лет не платила «Арктуру».

АС Московского округа не согласился с таким подходом. Исходя из буквального смысла ч. 5 ст. 47 закона об исполнительном производстве, арест имущества должника по общему правилу должен быть соразмерен требованию взыскателя. Здесь же размер долга изменился, а объем арестованных прав остался прежним. Суды не проверили, нарушает ли это права должника. Арбитражному суду Москвы придется сделать это при новом рассмотрении дела.

Источник