Close

23.06.2018

“Дарение” долга, оскорбление в суде, планы ФНС и другие интересные споры ВС


Иллюстрация: Право.Ru/Острогорская Оксана

Всего в течение недели Верховный суд рассмотрит 140 дел. ВС разберется, оскорбил ли юрист адвоката, можно ли ФНС включить требования в реестр до окончания налоговой проверки, надо ли согласовывать вывески на стенах домов с жильцами и оштрафуют ли компанию, которая ошиблась при подаче данных в Пенсионный фонд, но сама скорректировала отчетность.

Президиум ВС рассмотрит семь дел, пять из которых вернулись из Европейского суда в Страсбурге. В их числе – дело Натальи Ичетовкиной, в рамках которого суд признал, что российские власти нарушили Конвенцию по защите прав человека, рассмотрев уголовные дела в отношении заявителей в отсутствие защитников – либо когда их присутствие "было сведено к формальности". Нарушения в судопроизводстве были признаны российскими судами, однако компенсацию за нарушение не выплатили. ЕСПЧ присудил трем заявителям по 1500 евро.

Судебная коллегия по административным делам рассмотрит 34 дела. Среди них:

– Лев Воропаев пытается признать недействующими  п.1.2, 2.3.4 Правил дорожного движения. Во втором положении речь идет о требовании при вынужденной остановке автомобиля или при ДТП за городом в темное время суток или при ограниченной видимости быть одетым в одежду со светоотражающими элементами.

– Судья Татьяна Рыжих оспаривает решение ККС Волгоградской области о досрочном прекращении полномочий. Следствие считает ее виновной в "смертельном" ДТП. Сама судья настаивает на невиновности. Она уже пыталась добитья пересмотра решения ККС о согласии на возбуждение дела, однако получила отказ. 

Судебная коллегия по гражданским делам рассмотрит 28 споров. В их числе:

– Светлана Суркова* добивается признания автомобиля общей собственностью супругов и расторжении договора залога и кредитного договора. Муж Сурковой, который в период брака купил машину и зарегистрировал ее на себя, заложил авто по кредиту в банке "УралСиб". Кредит выплачивали из средств жены, указала она. После смерти мужа она обратилась в банк в попытке прекратить действия кредитного договора и договора залога и расторгнуть их из-за смерти должника. Но в банке ей предложили оплачивать кредит. Истец также хотела переоформить автомобиль на свое имя, оно не могла – автомобиль является залоговым. Первая инстанция частично удовлетворила требования Сурковой, а встречные требования банка о взыскании с Сурковой задолженности по кредиту и обращения взыскания на заложенное имущество  удовлетворить отказался.

Представляется незаконным отказ суда взыскать с ответчицы части задолженности по кредиту, пропорциональной размеру ее доли в праве на автомобиль, считает Ольга Бенедская, советник "Муранов, Черняков и партнеры". Суд не должен был отказывать во взыскании на основе того, что требование о признании кредитной задолженности общим долгом супругов не заявлялось, считает она.

Суд решил вопрос о разделе имущества, и при этом должен был учитывать общие долги супругов и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи. Общая задолженность супругов является такой не в связи с вынесением судом решения по такому требованию, а в связи с тем, что возникла по инициативе обоих супругов в интересах семьи или является обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Ольга Бенедская, советник "Муранов, Черняков и партнеры".

– Адвокат Вадим Ахмадуллин требует компенсации морального вреда в деле о защите чести и достоинства от Ильгиза Нафикова. Обе стороны выступали представителями в суде – именно в ходе судебного заседания Нафиков, представлявший ответчика, отпустил нелестный комментарий в отношении своего оппонента. В первой инстанции назначили лингвистическую экспертизу и пришли к выводу, что слова ответчика действительно оскорбительны. Так ли это и положена ли адвокату компенсация, решит гражданская коллегия.

– Заявительницы из Таганрога пытаются обязать ООО "Ассоциация застройщиков" демонтировать вывеску, которую фирма закрепила на стене многоквартирного дома, и устранить возникшие после демонтажа повреждения балкона. Компания установила вывеску без согласия с собственниками, прикрепив ее к балконам – конструкция закрывала жителям дома свет и мешала открывать окна. Ответчик настаивал, что конструкция – не рекламная, а потому разрешение жителей на ее размещение не нужно. Можно ли считать вывеску рекламой и как следует ее устанавливать, определит ВС.

Коллегия по делам военнослужащих рассмотрит 9 дел, Судебная коллегия по уголовным делам – 31 дело.  Апелляционная коллегия 12 споров. В их числе – жалоба Петра Мешкова против ЦИК, заявитель пытается добиться отмены итогов выборов. 

В Дисциплинарной коллегии рассмотрят одно дело: решение о досрочном прекращении полномочий оспаривает судья Гудкин, которого уличили в том, что после ДТП с его участием он пытался скрутить с машины номера. Ранее он пытался решить вопрос в свою пользу в ВККС, но там ему не вернули мантию.

Судебная коллегия по экономическим спорам рассмотрит 18 дел. В их числе следующие споры:

– ЭК разберется в споре между "Россельхозбанком", ООО "КПГ-Инвестиции и торговля" и ООО "Агра-Кубань". Ответчик, "Агра-Кубань",  задолжал поставщику 197 млн руб. за поставки подсолнечного масла. "Агра-Кубань" уступила долг третьему лицу – ООО «КПГ-Инвестиции и торговля». Однако положенное вознаграждение за перевод долга не выплатила. 109,5 млн руб. вознаграждения ООО "КПГ-Инвестиции и торговля" взыскало с ООО «Агра-Кубань» в первой инстанции (дело № А32-46975/2015). После этого "Агра-Кубань" обанкротилась. Требования КПГ внесли в реестр требований кредиторов. Но поставщика к тому моменту уже ликвидировали. Другой кредитор "Агра-Кубани", Россельзозбанк, увидел в решении во выплате вознаграждения нарушение своих прав. По версии банка, сама поставка была мнимой, и за переводом долга по сути стояло дарение. Две инстанции не согласились с представителями банка. Они заключили, что ликвидация поставщика никак не свидетельствует о том, что стороны пытались избавиться от обязанности выплачивать долг, сохранив при этом право на получение вознаграждения от "Агра-Кубани". То, что КПГ не погасило долг, не означает, что "Агра-Кубань" не должна будет платить вознаграждение – сделать это придется, поскольку взаимоотношения между сторонами перевода долга остаются теми же, несмотря на ликвидацию поставщика. "Россельхозбанк", в свою очередь, настаивает, что таким образом у КПГ возникает неосновательное обогащение – компания принимает на себя долги, но не гасит их кредитору. Аргументы сторон оценит ВС.

Вопрос о квалификации правоотношений КПГ и "Агра-Кубанью" в качестве дарения носит достаточно спорный характер, считает Максим Белозеров, юрист Saveliev, Batanov & Partners. Исходя из необходимости установления умысла на дарение и закрепленной ГК РФ презумпции возмездности договоров, формально-правовой подход, продемонстрированный нижестоящими судами, можно воспринять в качестве допустимого. 

"В то же время, передавая дело в  ВС, суд продемонстрировал юридическую смелость и широту взгляда на спорную ситуацию, которых не хватило судам нижестоящих инстанций", – замечает Белозеров. 

Как представляется, основанием для передачи спора в ВС в большей степени явился тот факт, что в настоящем деле ВС усмотрел наличие некоей «схемы» по увеличению размера требований одних конкурсных кредиторов (КПГ) в деле о банкротстве "Агра-Кубань" в ущерб интересам других кредиторов (банк). Именно поэтому ВС в определении указал на факт рассмотрения дела о банкротстве ООО "Агра-Кубань", а также об общей сумме включенных в реестр требований КПГ в размере 1 413 978 254,62 руб. Если бы ситуация рассматривалась вне этого контекста, то вполне возможно результат обжалования мог бы быть иным.

Максим Белозеров, юрист Saveliev, Batanov & Partners

При этом аналогичная ситуация с переводом долга, ликвидацией кредитора, при участии банка, КПГ и "АГРА-Кубань" уже рассматривалась в рамках дела № А32-42516/2015, отмечает Белозеров. В нем апелляционный суд пришел к выводу, что договор перевода долга между КПГ и "АГРА-Кубань" фактически является договором дарения. Судебный акт был обжалован вплоть до ВС РФ, но остался в силе.

-В споре между ООО "Газпром межрегионгаз Дальний Восток" и Пенсионным фондом суд разберется, грозит ли компании ответственность за то, что она нарушила правила представления информации в Пенсионный фонд, если онабыстро обнаружила ошибку и подала уточненные сведения еще до того момента, когда погрешности в отчетности обнаружили в самом ПФР. В компании считают, что если ошибку вовремя исправили, речь о нарушении и штрафе идти не должна. То же заключили в апелляции. Но в первой инстанции и кассации заключили, что оштрафовать фирму  всё же нужно, поскольку уточненные сведения были направлены позже срока предоставления информации. Кто прав, разберется ВС.

-В другом споре Экономколлегии предстоит решить, может ли налоговая, которая рассчитывает включить свои требования в реестр должника, отложить рассмотрение дела до окончания проверки – если на момент подачи заявления налоговая проверка в отношении должника еще не была завершена (то есть в налоговой не знали наверняка о наличии недоимки). Возможно ли это, решит ВС.

Реестр требований кредиторов закрывают через два месяца с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, напоминает Денис Бобырь, юрист КА "Юков и партнеры", и возможность восстановления срока законодательством не предусмотрена. Если  компании, ЗАО «Владимир-ОПТОН», надо будет начислить задолженность, в случае вступления в силу решения Налоговой ее права на удовлетворение требований за счет имущества должника будут нарушены, отмечать юрист. 

"Одним из доказательств по делу предполагалось наличие решения Налоговой, и приостановление производства по требованию позволяет ей завершить мероприятия налогового контроля, сохранив возможность включить требования в реестр требований кредиторов. То есть ходатайство налогового органа о приостановлении производства по делу обусловлено фактическими обстоятельствами. Таким образом, поскольку требование заявлено с указанием на длящиеся мероприятия налогового контроля, которые не могли быть завершены до истечения срока, необходимо приостановить производство по обособленному спору",  – считает Денис Бобырь.

Источник