Close

04.06.2018

Компания или сотрудник: кто заплатит за ДТП с последствиями


Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Сколько стоит жизнь человека и как ее оценить? На ком лежит обязанность возместить моральный вред, причиненный смертью близкого: на причинителе вреда или его работодателе? Почему у судов нет единого мнения на этот счет? Обо всем этом знает Верховный суд – он ответил на поставленные вопросы в одном из недавних дел.

В результате ДТП скончался Игорь Носов*. Виновным аварии суд признал Олега Маркина*: он нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 264 УК). При этом Маркин во время ДТП был на служебном автомобиле, который принадлежит его работодателю ИП Н. Ф. Заике. Супруга погибшего Ирина Носова* обратилась в суд с иском к ИП Заике о компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. Носова пояснила, что из-за гибели мужа она перенесла большой стресс, это повлияло на ее эмоциональное и психическое состояние, у нее на иждивении осталось двое несовершеннолетних детей.

Белореченский районный суд Краснодарского края удовлетворил иск частично – на 500 000 руб. Он решил, что ИП Заика как владелец источника повышенной опасности обязан возместить не только материальный ущерб, но и компенсировать моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (ст. 150, 151, 1099–1101, 1068, 1079 УК). Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила это решение и полностью отказала в иске. По ее мнению, если вступившим в законную силу приговором суда установлена вина Маркина в совершении преступления, компенсация морального вреда не подлежит взысканию с работодателя. 

500 000 руб.
– такую сумму получила женщина, чей супруг погиб в результате ДТП

 
 
 
 

Тогда Носова обратилась в Верховный суд. Тот изучил обстоятельства дела и установил, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм действующего законодательства. По мнению ВС, на работодателя как на владельца источника повышенной опасности возлагается обязанность по возмещению не только имущественного, но и морального вреда, причиненного его работником при исполнении трудовых обязанностей. Таким образом, отметил ВС, принятое судом первой инстанции решение является законным, размер компенсации определен с учетом фактических обстоятельств дела, тяжести причиненного вреда, степени нравственных страданий истца, материального положения ответчика, а также с учетом требований разумности и справедливости. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и оставил без изменения решение суда первой инстанции (№ 18-КГ18-29).

ДЕЛО № 18-КГ18-29

ИСТЕЦ: Ирина Носова* 

ОТВЕТЧИК: ИП Н.Ф. Заика

СУТЬ СПОРА: О компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП со смертельных исходом.

РЕШЕНИЕ СУДА: Отменить апелляционное определение, оставить без изменения решение суда первой инстанции, которым назначена компенсация 500 000 руб. 

"ВС исправил ошибку, допущенную апелляцией. Она в нарушение ст. 1068 ГК посчитала ответственным за причинение вреда водителя, состоявшего в трудовых отношениях с владельцем машины. Определение ВС полностью соответствует постановлению Пленума ВС от 26 января 2010 № 1", – считает адвокат, партнер ЮК LDD Андрей Попов. "Кроме того, аналогичная позиция отражена в целом ряде определений по конкретным делам: например, № 4-КГ16-15, № 18-КГ15-134, № 41-КГ14-6, № 64-КГ14-1, № 45-КГ13-7", – добавила адвокат, советник КА "Муранов, Черняков и партнеры" Ольга Бенедская. "С одной стороны, такое регулирование продиктовано обязанностью работодателя обеспечить его работнику безопасную эксплуатацию машины. С другой стороны, оно гарантирует потерпевшему фактическое возмещение вреда, поскольку работник попросту может не располагать большой суммой денег, в то время как работодатель имеет возможность изыскать их за счет реализации авто", – объяснил юрист национальной ЮК "Митра" Антон Томилин. "В данном случае нет оснований, которые могли бы освободить ИП от возмещения компенсации. В то же время он имеет право регрессного требования денег с работника. Поэтому определение ВС важно для практики, так как все еще встречаются разные позиции судов по аналогичным спорам", – считает руководитель Коммерческой практики ЮК BMS Law Firm Денис Фролов. Возможно, противоречивая практика связана с изменением законодательства, произошедшим в 2012 году, когда была отменена необходимость выдачи доверенности на управление машиной. "Практика по данному вопросу вообще имеет длительную историю. Еще в Обзоре законодательства ВС за четвертый квартал 2005 года содержалась позиция: в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК, юрлица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в частности, с использованием авто), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего", – рассказала старший юрист КА "Ковалев, Тугуши и партнеры" Ксения Степанищева.

* имя и фамилия изменены

Источник