Close

22.05.2018

НОВЫЕ ПРАВИЛА КВАЛИФИКАЦИИ НЕЗАКОННОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ И НЕЗАКОННОГО СБЫТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

     Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. N 30 внесен ряд существенных изменений в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами” (далее – Постановление).

1. Согласно п. 15 Постановления в прежней редакции, если лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает наркотические средства, или психотропные вещества, или их аналоги, незаконно приобретает, хранит, перевозит растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества (далее – наркотические средства) в целях их последующего сбыта, но не доводит умысел до конца по не зависящим от него обстоятельствам, содеянное при наличии к тому оснований подлежит квалификации по ч. 1 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.
Когда, например, лицо, реализуя умысел, направленный на сбыт наркотического средства лицам, отбывающим наказание в исправительной колонии, путем переброса наркотического средства на территорию колонии, проследовав к ее ограждению, не успевало перебросить такое средство в связи с задержанием, содеянное квалифицировалось Верховным Судом РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств. В тех же случаях, когда виновного задерживали сразу после того, как ему удалось перебросить наркотическое средство на территорию колонии и переброшенное наркотическое средство к приобретателю не попадало в связи с обнаружением сотрудниками правоохранительных органов, содеянное квалифицировалось как покушение на незаконный сбыт наркотических средств.

    С учетом же разъяснений, содержащихся в пп. 13.1 и 13.2 Постановления в новой редакции, теперь такие действия должны квалифицироваться иным образом: в ситуации, когда виновный проследовал к основному ограждению исправительной колонии, но не успел перебросить наркотическое средство по не зависящим от него причинам, – как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, а если ему удалось перекинуть наркотическое средство на территорию исправительной колонии – как оконченное преступление “незаконный сбыт наркотических средств”, даже если приобретатель фактически не получил данное наркотическое средство в связи с его обнаружением сотрудниками правоохранительных органов.
В частности, в п. 13.2 Постановления указано, что если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства приобретателю, то такое лицо несет ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств. То есть те же самые действия, которые Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 Постановления в прежней редакции предлагал квалифицировать как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, теперь следует квалифицировать как покушение на незаконный сбыт таких средств.
Оконченным же преступлением незаконный сбыт наркотических средств в соответствии с п. 13.1 Постановления в новой редакции следует считать с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, независимо от их фактического получения приобретателем. По всей видимости, теперь как оконченный сбыт наркотических средств могут быть квалифицированы такие действия, как сообщение о месте их хранения приобретателю, проведение закладки в обусловленном с приобретателем месте, даже если приобретатель фактически не получил такие средства.
     То есть если, например, сбытчик, договорившись с приобретателем о том, что оставит наркотическое средство в определенном месте, не успевает сделать закладку в обусловленном месте в связи с его задержанием при перевозке этого средства к месту закладки, содеянное следует квалифицировать как покушение на незаконный сбыт наркотических средств. Если же сбытчик перевез и произвел закладку наркотического средства в обусловленном с приобретателем месте, но приобретателю фактически не удалось получить данное средство, например в связи с его обнаружением сотрудниками правоохранительных органов, содеянное следует квалифицировать как оконченный сбыт наркотических средств. Однако в тех случаях, когда сбытчик производит закладку наркотического средства в не обусловленном с приобретателем месте, т.е. неизвестном для последнего месте, сбыт такого наркотического средства следует считать оконченным с момента сообщения сбытчиком приобретателю места закладки с наркотическим средством, даже если приобретатель фактически его не получил.

2. Согласно п. 13 Постановления в прежней редакции передачу наркотического средства в ходе проверочной закупки следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ в связи с тем, что в этих случаях происходит изъятие указанного средства из незаконного оборота и последнее не оказывается в незаконном обладании других лиц.
      В теории уголовного права ряд авторов, основываясь на буквальном толковании п. 13 Постановления в прежней редакции, обращали внимание на то, что по смыслу разъяснений Пленума Верховного Суда РФ незаконный сбыт наркотических средств в ходе проведения проверочной закупки должен квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ только в том случае, когда в такой закупке непосредственное участие принимают представители правоохранительных органов, т.е. именно сотрудники правоохранительных органов участвовали в роли приобретателя наркотических средств. Если же в роли последних выступают гражданские лица, то действия сбытчика в соответствии с этим подходом предлагалось квалифицировать как оконченное преступление, поскольку в таких случаях привлеченные лица могут утаить часть полученных наркотических средств или вообще скрыться с ними и поэтому полного изъятия наркотических средств из незаконного оборота не происходит. Однако этот вариант квалификации незаконного сбыта наркотических средств при проведении проверочной закупки не нашел поддержки Верховного Суда РФ .

   Вероятно, учитывая рациональность сформулированных учеными предложений, Пленум Верховного Суда РФ пересмотрел свою позицию по данному вопросу. Следуя п. 13.1 Постановления в новой редакции, незаконный сбыт наркотических средств в ходе проверочной закупки следует считать оконченным преступлением. Теперь факт изъятия в таких случаях из незаконного оборота наркотических средств не влияет на квалификацию преступления как оконченного. Это правило следует распространить и на те случаи, когда незаконный сбыт наркотических средств был осуществлен в ходе иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”.
Такое уточнение потребовалось в связи с тем, что как покушение на незаконный сбыт наркотических средств суды квалифицировали передачу наркотических средств сбытчиком приобретателю не только в ходе проверочной закупки, но и при проведении иных оперативно-розыскных мероприятий, в частности оперативного эксперимента, что прямо из п. 13 Постановления в прежней редакции не следовало. Так, по ч. 3 ст. 30 и п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ были квалифицированы действия Лукьянчик. Она передала Славину, действовавшему в качестве посредника при приобретении наркотического средства в интересах Монгуша, наркотическое средство. После этого Славин передал данное наркотическое средство Монгушу, а последний, действовавший в рамках оперативного эксперимента, добровольно выдал данное средство сотрудникам полиции.

3. Согласно п. 13 Постановления в прежней редакции действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств следовало квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действовал посредник.
   В судебной практике это положение было воспринято неоднозначно. Например, разъясняя его, Камчатский областной суд отметил, что “…если посредник действовал в интересах покупателя, приобретающего наркотическое средство без цели сбыта, то он является соисполнителем, а если в интересах сбытчика наркотического средства – пособником в сбыте” <8>. В то же время Президиум Верховного Суда РФ в одном из обзоров указал, что действия посредника со стороны приобретателя наркотических средств, если он приобретает наркотические средства по просьбе и на деньги приобретателя и передает ему данное средство, следует квалифицировать как пособничество в приобретении наркотических средств.
    Ныне же Пленум Верховного Суда РФ исключает из оборота такое понятие, как “посредник” в сбыте или приобретении наркотических средств, заменяя его понятием “лицо”, которое передает приобретателю наркотические средства. Следуя п. 15.1 Постановления в новой редакции, если такое лицо действует по просьбе (поручению) другого лица, которому такие средства принадлежат, то содеянное им (посредничество в сбыте наркотических средств – в прежней терминологии) следует квалифицировать как соисполнительство в незаконном сбыте наркотических средств. Это разъяснение Верховного Суда РФ основывается на том, что преступный результат – приобретение наркотических средств другими лицами – стал возможен благодаря взаимообусловленным и взаимосвязанным действиям двух лиц  – обладателя наркотических средств и лица, непосредственно передававшего их приобретателю.

      К сожалению, оказался обойден вниманием вопрос о квалификации посредничества в приобретении наркотических средств. Не исключено, что и такие действия, как посредничество в сбыте наркотических средств, будут квалифицироваться как соисполнительство в незаконном приобретении таких средств и учитываться как соответствующее обстоятельство, отягчающее наказание, предусмотренное п. “в” ч. 1 ст. 63 УК РФ, так как в ст. 228 УК РФ нет такого квалифицирующего признака, как “совершение преступления группой лиц по предварительному сговору”.
Такая квалификация будет соответствовать позиции высшей судебной инстанции, сформулированной по делу Гаранова. По просьбе и на деньги О. он купил у Ж. два пакетика с героином по 0,03 грамма каждый. Один из них Гаранов оставил себе для личного потребления, а второй передал О. Квалифицируя действия Гаранова, Президиум Верховного Суда РФ отметил, что “применительно к положениям ч. 2 ст. 33 УК РФ непосредственное участие Гаранова в незаконном приобретении О. героина является соисполнительством…” в приобретении наркотического средства. Схожая точка зрения высказывалась и другими судами. Так, Московский областной суд в одном из своих обзоров отметил, что лица, выступающие посредниками в приобретении наркотических средств, фактически выполняют “…объективную сторону преступления в виде незаконных приобретения, хранения и перевозки наркотических средств, являясь, таким образом, исполнителями преступления наряду с лицами, для которых они приобретали наркотическое средство”.
    Представляется, что при квалификации приобретения наркотических средств одним лицом для другого лица за его же деньги следует учитывать две различные ситуации. Первая – лицо, желающее приобрести наркотические средства, передает другому лицу (посреднику) деньги с предложением приобрести на них указанные средства, не указывая источник приобретения, так как для этого оно и нанимает другого человека, как правило за часть наркотических средств в виде вознаграждения. В этом случае действия посредника следует квалифицировать как соисполнительство в приобретении наркотических средств, так как действия его и заказчика взаимообусловлены и взаимосвязаны – у одного есть деньги, но он не знает, где приобрести наркотические средства, у второго нет денег, но он знает, где их приобрести.
      Вторая ситуация заключается в том, что приобретатель за часть наркотических средств или иным образом склоняет другое лицо доставить ему наркотические средства, указывая при этом место, куда посредник должен пойти, и человека, у которого он должен взять наркотические средства и передать их приобретателю. В этом случае действия посредника следует квалифицировать как пособничество в приобретении наркотических средств, так как у заказчика имеются деньги и информация, где приобрести наркотические средства, а посредник своими действиями лишь создает условия для реализации желания заказчика. Так, Елисеев за то, что ему обещали простить долг, отправился по указанному ему кредитором адресу, где взял наркотики, которые доставил к колонии, где должен был перебросить их через основное ограждение, но был задержан, т.е. выполнил сугубо технические функции по доставке наркотиков. Его действия квалифицированы по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, 

4. В новой редакции Постановления не обсуждается вопрос об отграничении продолжаемого преступления от совокупности преступлений в ситуации, когда виновный сбывал наркотическое средство в несколько приемов.
      Этот вопрос не имеет однозначного разрешения ни в судебной практике, ни в научной литературе. Например, действия С., который, реализуя умысел на незаконный сбыт наркотического средства героин, сбыл его в несколько приемов 2, 8 и 15 июля гражданке В., судом первой инстанции были квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда (Определение от 27 сентября 2010 г.) отметила, что такие действия не могут быть квалифицированы самостоятельно по каждому эпизоду и рассматриваться как совокупность преступлений, а образуют единое продолжаемое преступление.
Очевидно, что отличие единого продолжаемого сбыта наркотических средств от совокупности преступлений необходимо проводить по направленности и характеру умысла. Если лицо, обладая наркотическими средствами, действуя с единым заранее обдуманным умыслом, сбывает эти средства в несколько приемов одному или нескольким лицам, имея с ними предварительную договоренность об этом, то содеянное следует квалифицировать как единое продолжаемое преступление – незаконный сбыт наркотических средств. При отсутствии у лица единого заранее обдуманного умысла на незаконный сбыт имеющегося наркотического средства каждый эпизод сбыта таких средств должен квалифицироваться самостоятельно, т.е. по совокупности преступлений 

         Если лицо имело умысел на сбыт наркотических средств в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное, по мнению ряда авторов, необходимо квалифицировать как единое оконченное преступление – незаконный сбыт наркотических средств в том размере, который охватывался умыслом виновного. Это обосновывается общественной опасностью указанных действий. Как аргумент в пользу такой квалификации также приводятся разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о том, что действия должностного лица следует квалифицировать как оконченное преступление “получение взятки в крупном или особо крупном размере”, даже если ему передали только часть оговоренной суммы, не образующую крупный размер взятки (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 24 от 9 июля 2013 г. “О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях”).
     Вместе с тем полагаем, что в таких ситуациях содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ, т.е. как покушение на единое продолжаемое преступление – незаконный сбыт наркотических средств. Считаем, что, несмотря на внесенные изменения, п. 13 Постановления в прежней редакции не утрачивает своей актуальности.
Таким образом, изменения, внесенные Пленумом Верховного Суда РФ в Постановление от 15 июня 2006 г. N 14, существенным образом меняют сложившуюся практику квалификации незаконного сбыта наркотических средств в ходе оперативно-розыскных мероприятий, действий посредника в незаконном приобретении и сбыте наркотических средств и неоконченной преступной деятельности, направленной на незаконный сбыт наркотических средств.

 

Если же у вас остались какие-либо вопросы, свяжитесь с нами используя форму обратной связи, размещенную на  сайте https://advokatymoskvy1.ru