Close

30.05.2018

Пленум ВС РФ решил повременить с конфискацией

Пленум ВС РФ решил повременить с конфискацией

Фото: Supcourt RF/Flickr

Пленум Верховного суда РФ 29 мая отправил на доработку проект постановления, связанный с обобщением судебной практики по конфискации имущества в уголовном судопроизводстве.

Проект, состоящий из 16 пунктов, пленуму представил судья Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ Юрий Ситников. Он пояснил, что судебная практика складывалась неоднозначно в последние 12 лет (институт конфискации был возвращен в 2006 году после ратификации Конвенции Совета Европы, связанной с мерами по противодействию финансированию преступной деятельности и терроризма). ВС РФ неоднократно давал разъяснения, но они касались отдельных составов преступлений, поэтому часть спорных моментов так и осталась неразрешенной. Ситников сообщил, что документ “прошел все необходимые стадии подготовки” и доработан с учетом мнения профильных министерств и ведомств, судей, ученых ведущих юридических вузов.

В проекте постановления пленум ВС РФ обращает внимание судов, что конфискация имущества не является уголовным наказанием, а представляет собой иную меру уголовно-правового характера. ВС напоминает о дифференцированном подходе законодателя к вопросам конфискации. Так, в отношении денег, ценностей и иного имущества, полученного в результате преступной деятельности, конфискация возможна только при совершении преступлений, строго указанных в ст. 104.1 УК РФ. В то же время орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, могут быть конфискованы по всем преступлениям без ограничения. А имущество, указанное в п. "а" – "г" ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, может быть конфисковано судом, даже если оно находится на территории другого государства.

– Следует иметь в виду, что с учетом положения новой главы 55.1 УПК РФ в случае отсутствия соответствующего международного договора вопрос о признании и исполнении решения российских судов о конфискации имущества иностранным государством может быть решен на основе принципа взаимности, – подчеркнул Ситников.

Отдельно судьям разъясняются особенности конфискации орудий, оборудования или иных средств совершения преступления. К ним в проекте, в частности, отнесены эхолоты и навигаторы при незаконной добыче водных биологических ресурсов, копировальные аппараты и иная оргтехника – при изготовлении поддельных документов и спецтехника, с помощью которой совершалась незаконная рубка лесных насаждений. При решении вопроса об их конфискации обязательно установление собственника предметов.

По делам о преступлениях коррупционной направленности деньги, ценности и иное имущество, переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат конфискации и не могут быть возвращены взяткодателю либо лицу, совершившему коммерческий подкуп. В то же время денежные средства и другие ценности, используемые правоохранительными органами для ОРМ с целью задержания с поличным, возвращаются законному владельцу.

По уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество обвиняемого, являющееся орудием, оборудованием или средством совершения преступления. В частности, это могут быть сотовые телефоны, компьютеры, иные электронные средства связи и коммуникации. Как пример, приводится использование таких средств для размещения в Интернете сообщений и материалов террористической и экстремистской направленности.

Ситников отдельно отметил пункт проекта с разъяснениями о наложении судом ареста на имущество, находящееся у третьих лиц. В частности, помимо мотивов избрания конкретного ограничения (например, запрет на договор купли-продажи, аренды, дарения, залога и т.п.), судья в постановлении должен указывать срок действия ареста на имущество.

– Изучение судебной практики показало, что суды испытывают трудности по данному вопросу, – отметил докладчик.

Ряд пунктов проекта носят процедурный характер. В них разъясняются особенности применения конфискации имущества при вынесении приговоров в особом порядке судопроизводства, а также в случае прекращения уголовных дел по реабилитирующем обстоятельствам. 

Зампредседателя Алтайского краевого суда Алексей Карлин поддержал проект, отметив, что судебная практика региона сложилась в соответствии с предлагаемыми разъяснениями. Докладчик привел статистику Судебного департамента при ВС РФ, согласно которой в 2015-2017 годах на фоне снижения числа осужденных увеличилось число тех, кому судами применялась конфискация имущества – с 1,29% до 2,26%.

– Это свидетельствует об актуальности и своевременности принятия обсуждаемого проекта постановления пленума, – сделал вывод судья.

Карлин попросил расширить и конкретизировать перечень подлежащего конфискации имущества, которое использовалось при совершении преступления. Он заметил, что на практике такие предметы – к примеру, сотовые телефоны в преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, и при мошенничествах с банковскими вкладами – чаще всего конфискуются судьями. 

Этот же пункт вызвал вопросы и у статс-секретаря – замминистра юстиции Юрия Любимова. В качестве законодательного “пробела” чиновник привел пример, когда вместе с копировальным аппаратом, использовавшимся для подделки документов, могут заодно конфисковать часть офисной мебели или другую оргтехнику.

– В целом серьезных, концептуальных вопросов к тексту постановления нет, – резюмировал замминистра.

Замгенпрокурора РФ Леонид Коржинек заявил, что ряд предложений от надзорного органа будет сформирован и передан в ближайшее время, но в целом его ведомство поддерживает проект постановления пленума. В итоге  документ был решено направить на доработку редакционной комиссией в расширенном составе. 

Источник