Close

25.05.2018

ПРИЗНАНИЕ ДОГОВОРА НЕЗАКЛЮЧЕННЫМ

Согласно п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса (ГК) РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Возникает вопрос: что происходит, если субъекты достигли соглашения, которое не содержит волеизъявления о существенных условиях заключаемого договора? На основании этого соглашения одна сторона уже предоставила другой стороне некое имущество, выполнила какую-то работу, оказало какую-либо услугу, а вторая сторона отказывается принять исполненное или передать встречное удовлетворение, ссылаясь на отсутствие обязательства. Правовым средством выхода из спорной ситуации является обращение в суд с требованием о признании договора незаключенным.

Как отмечает А.Я. Курбатов, признание договора незаключенным не указано среди способов защиты, прямо предусмотренных ст. 12 ГК РФ <1>. Однако ст. 12 ГК РФ содержит открытый перечень способов защиты субъективных прав, допуская защиту иными способами, предусмотренными законом. Возможность признания договора незаключенным допускается нормами п. 3 ст. 432, п. 2 ст. 465, ст. 554 – 555, п. 1 ст. 654, п. 3 ст. 812 ГК РФ и др. Закон не содержит детальной регламентации этого способа, однако упоминания о нем в правовых нормах достаточно для легитимации. Попробуем определить природу, порядок использования, основания и правовые последствия признания договора незаключенным.

Исследование позитивного права и его применения приводит к выводу, что наиболее распространенным случаем, в котором используется данный способ защиты, является несогласованность существенных условий договора. Жесткость позиции, изложенной в российском гражданском законодательстве в части значения четкого определения существенных условий договора, обусловлена отечественными традициями правового регулирования. Для других правовых систем и сводов частноправовой унификации характерны иные подходы. Например, в ст. 2.1.14, 4.8, 5.1.2 и других нормах Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА (2010 г.) устанавливается возможность последующего восполнения любых условий, в том числе “важных для определения прав и обязанностей” сторон. В процессе реформирования ГК РФ активно обсуждалась возможность аналогичного регулирования и в российском законодательстве. Однако в результате обсуждений предлагаемых проектов от такого решения отказались. В настоящее время для заключения договора по-прежнему требуется согласование сторонами существенных условий договора.

Мы видим, что законодатель для определения ситуации незаключенного договора использует слово “считается”. Вероятно, таким способом обозначается юридическая фикция, т.е. утверждение, которое является заведомо ложным как для самого утверждающего, так и для его адресатов.

В отличие от обмана, фикция является допустимым, даже необходимым средством восполнения несоответствия реальной действительности юридическим моделям. При квалификации реальной действительности юрист часто сталкивается с ситуациями, когда обстоятельства реальной жизни не полностью идентичны обстоятельствам, указанным в гипотезе правовой нормы. В некоторых случаях закон прямо разрешает абстрагироваться от такого несоответствия и применить норму, несмотря на отличия выявленных обстоятельств от гипотезы. С помощью фикций право может признавать существование не существующих в реальности явлений или, наоборот, не признавать существование тех явлений, которые имели место в реальности. Такие случаи маркируются законодателем словами “как если бы”, “как будто бы”, “считается” и др. Примером фикции является норма п. 1 ст. 670 ГК РФ, согласно которой арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные для покупателя, как если бы он был стороной договора купли-продажи. Очевидно, что арендатор не является покупателем, однако законодатель заведомо для всех ложно утверждает, что арендатор – это покупатель (имеет права и обязанности покупателя). Посредством фикции обеспечивается беспробельное регулирование отношений.

Рассматриваемый в настоящей статье случай относится к числу подобных ситуаций. Деятельность субъектов по заключению договора, которая не увенчалась успехом, не может быть вычеркнута из реальной жизни. Однако для права необходимо игнорирование последствий такой деятельности. Иными словами, стороны полагают, что, совершив необходимые действия, они заключили договор. Тем не менее позитивное право не признает результат их коммуникаций договором, утверждая, что договор не считается заключенным, т.е. отсутствует результат деятельности по заключению договора. Хотя в реальности некий результат деятельности субъектов имеет место – например, появляется документ, озаглавленный “договор” и подписанный сторонами.

Зачем используется эта фикция? Целесообразность данного ложного утверждения, отрицающего наличие обстоятельств, которые в реальности имели место, связана с необходимостью защиты оборота от дефектных юридических актов.

Результат коммуникаций сторон внешне выглядит как договор, однако по своей юридической сути он им не является. Для обозначения такого результата используется термин “незаключенный договор”. Несоответствие формы и содержания позволяет использовать юридическую фикцию для обеспечения юридической чистоты основания возникновения гражданских правоотношений и считать несуществующим реально произошедшее явление – заключение договора.

Являются ли эти обстоятельства юридически безразличными, или их можно признать юридическими фактами, которые порождают правовые последствия?

Думается, что само по себе то обстоятельство, что незаключенный договор – не договор, не исключает возможности квалификации его как некоего иного юридического факта.

Среди оснований возникновения гражданских прав и обязанностей (юридических фактов) выделяются действия и события <2>. Юридические факты, происходящие по воле человека, именуются действиями, помимо нее – событиями. События влекут возникновение гражданских прав и обязанностей, если это прямо предусмотрено законом и иными правовыми актами (подп. 9 п. 1 ст. 8 ГК РФ). Действия являются основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей даже в том случае, когда они прямо не предусмотрены нормативными правовыми актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности (абз. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ). Попытки заключить договор являются проявлениями воли, а потому признаются действиями. Стороны обменивались волеизъявлениями, пытались достичь соглашения, но что-то пошло не так. По признаку соответствия позитивному праву различают правомерные и противоправные действия. В сфере дозволительного регулирования действует правило: разрешено все, что прямо не запрещено. Противоправным является поведение, нарушающее прямой запрет. Если нет запрета на попытки заключить договор, действия сторон, направленные на заключение договора, даже если он не будет заключен, нельзя считать противоправными.

Получается, что незаключенный договор является следствием правомерных действий субъектов.

Если законом или иным правовым актом установлен запрет на заключение договора, такие попытки будут противоправными. Примером противоправных попыток заключить договор являются соглашения, запрещенные законодательством о конкуренции.

Поэтому такой способ защиты, как признание договора незаключенным, не подлежит применению к противоправным действиям по заключению договора.

В зависимости от направленности воли субъекта правомерные действия принято делить на акты и поступки. Юридические акты специально направлены на создание правовых последствий. М.М. Агарков понимал под юридическими поступками такие правомерные действия, которые влекут за собой юридические последствия безотносительно к тому, были ли они направлены на эти последствия или нет. Эта позиция разделяется О.А. Красавчиковым <5>, В.С. Емом <6> и другими учеными, противопоставляющими юридические поступки сделкам по признаку направленности воли.

Незаключенный договор можно рассматривать в качестве юридического поступка.

Неудачная попытка заключить договор являлась правомерным действием. И хотя она не привела к возникновению тех последствий, которые стороны планировали, она не является юридически безразличной, поскольку вызвала другие правовые последствия. Косвенным образом о юридической значимости поведения субъектов, направленного на заключение договора, свидетельствует ст. 434.1 ГК РФ. Она регламентирует переговоры о заключении договора, в частности устанавливает, что в процессе переговоров стороны должны действовать добросовестно, сохранять конфиденциальность полученной от другой стороны информации и др. В соответствии с п. 7 ст. 434.1 ГК РФ правила, установленные данной статьей, применяются независимо от того, был ли заключен сторонами договор по результатам переговоров.

Квалификация незаключенного договора в качестве юридического поступка позволяет решить ряд практических проблем, связанных с последствиями его совершения.

По справедливому замечанию М.М. Агаркова, к юридическим поступкам по аналогии применимы многие положения, установленные для сделок, но не все. Согласно подп. 8 п. 1 ст. 8 ГК РФ юридический поступок относится к категории иных действий граждан и юридических лиц, вследствие которых могут возникать гражданские права и обязанности. Буквальное толкование п. 2 ст. 307 ГК РФ приводит к выводу, что из юридического поступка обязательства могут возникать в случаях, предусмотренных законом. В отличие от сделок, юридические поступки могут совершаться в том числе лицами, не обладающими дееспособностью, поскольку юридический поступок может вызывать правовые последствия даже тогда, когда лицо не осознает возможность наступления юридического эффекта своих действий.

Последствия совершенных сторонами действий могут различаться. Если договор не был заключен, то договорное обязательство не возникает. Не будучи связаны обязательством, стороны незаключенного договора не совершают никаких действий по отношению друг к другу: не передают имущество, не выполняют работы, не оказывают услуги и пр. Любая из сторон может заявить об отсутствии договора. При возникновении сомнений стороны не лишены возможности передать спор о признании договора незаключенным на рассмотрение суда.

Иные последствия наступают, когда стороны не достигли соглашения об условиях договора в соответствии с первоначальным замыслом. Тем не менее они ведут себя как связанные обязательством: приступают к его исполнению, возможно, даже завершают его, надлежаще исполнив обязательство. В дальнейшем одна из сторон ставит вопрос о признании договора незаключенным.

Чаще всего такой вопрос возникает у стороны, желающей избавиться от бремени обязательства или имущественной ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение. В этой ситуации сторона, добросовестно исполнившая обязательство, должна быть защищена правопорядком от действий другой стороны. Однако для защиты оказывается недостаточно ссылки на общие правила ст. 1 и 10 ГК РФ о запрете недобросовестного поведения, злоупотребления правом. Поэтому в процессе реформирования гражданского законодательства в ст. 432 ГК РФ был включен п. 3, согласно которому сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору или иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности. Как видим, в данном случае законодатель лишает одну из сторон договора права оспаривать такой договор со ссылкой на его незаключенность, несмотря на наличие к тому фактических и юридических предпосылок.

Как и в других случаях лишения права как последствия определенного поведения лица <8>, в данной ситуации оспаривание было бы вызвано хотя и формально правомерным, но социально неодобряемым поведением. Лицо должно быть последовательным в своих действиях, не отступать от ранее данного слова, уважать своего контрагента. Субъект, который сначала ведет себя как связанный договорным обязательством, а потом отказывается исполнять принятые на себя обязанности со ссылкой на отсутствие договора как основания возникновения этих обязательств, ведет себя непоследовательно. Такое поведение не может одобряться обществом, поскольку не соответствует представлениям о нормальной практике отношений между сторонами. Поэтому субъект, который допускает такое поведение, лишается отдельных правовых возможностей, предоставляемых порядочным контрагентам.

Следует отметить, что права ссылаться на незаключенность договора лишается только сторона, подтвердившая действие договора (п. 3 ст. 432 ГК РФ). Такого права не лишена другая, добросовестная, сторона, которая может обратиться в суд с иском о признании договора незаключенным до начала исполнения обязательства с целью устранения юридической неопределенности. Этот спор нельзя квалифицировать ни как преддоговорный, ни как об установлении факта. Он является спором о праве и рассматривается в порядке искового производства. Суд, установивший при рассмотрении любого спора незаключенность договора, может признать его таковым по своей инициативе. К примеру, если при рассмотрении спора об ассортименте переданного по договору товара суд установит, что в договоре не определен предмет, в удовлетворении иска может быть отказано со ссылкой на незаключенность договора.

Возникает вопрос: что происходит с договором, который с точки зрения закона “считается незаключенным” или “не считается заключенным”, если ссылаться на его незаключенность стороне запрещено.

В литературе высказана идея, что в таких случаях имеет место своего рода санация договора <9>. По всей видимости, природа “санации” чем-то сходна с конвалидацией. Конвалидация используется, например, для исцеления недействительной сделки малолетнего, совершенной к его выгоде (п. 2 ст. 172 ГК РФ).

Представляется, что в данном случае отношения сторон должны квалифицироваться исходя из фактических обстоятельств, так, как будто незаключенного договора не было, т.е. продолжая руководствоваться установленной законом фикцией.

Например, если сторонам не удалось заключить договор купли-продажи в связи с несогласованием количества подлежащего передаче товара, то договор купли-продажи не считается заключенным. Если же по такому договору продавец передал покупателю определенное количество товара, а покупатель принял данный товар, оплатил его, направил продавцу рекламацию в связи с обнаруженными недостатками товара, несоответствием товара условию об ассортименте и пр., то следует считать, что между сторонами заключен договор купли-продажи товара. Наименование и количество товара определяются в соответствии с фактически принятым покупателем товаром. Иные условия договора определяются согласно ст. 309 ГК РФ, по смыслу которой условия исполнения обязательства определяются законом, иными правовыми актами, а при их отсутствии – обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Данный вывод имеет важное практическое значение, поскольку объясняет невозможность руководствоваться для определения условий договора непосредственно документом, составленным сторонами и озаглавленным “договор”. Следует различать соглашение сторон как результат их волеизъявления и письменную форму фиксации достигнутого соглашения <10>. Письменный текст незаключенного договора приобретает режим документа, зафиксировавшего преддоговорные переговоры, на которые суд и стороны могут ориентироваться при толковании договора, выясняя действительную общую волю сторон с учетом цели договора (ч. 2 ст. 431 ГК РФ). Закон отдает приоритет буквальному толкованию договора. Однако в рассматриваемой ситуации предмет буквального толкования отсутствует, условия договора словесно не выражены. Поэтому приходится обращаться к толкованию результатов переговоров, переписки, поведения сторон.

Эта позиция находит отражение и в судебной практике. Так, в п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 “Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными” приводится случай, когда стороны договора подряда начали переговоры о заключении договора. Не дожидаясь окончания переговоров об условиях договора, заказчик предоставил подрядчику доступ к земельному участку, а подрядчик не только приступил к выполнению работ, но даже завершил их и сдал результат заказчику. В дальнейшем заказчик предъявил подрядчику претензии по поводу некачественного выполнения. Суд удовлетворил требования заказчика, хотя существенные условия договора подряда не были согласованы. Как указал суд, сдача результата работ лицом, выполнившим их при отсутствии договора подряда, и принятие этого результата лицом, для которого были выполнены работы, означает заключение сторонами соглашения. Обязательства из такого соглашения равнозначны обязательствам из исполненного подрядчиком договора подряда.

В такой ситуации текст договора подряда, разработанный одной стороной, протоколы разногласий к нему, а также иные письма сторон, имеющие отношение к данному договору, в совокупности образуют то, что в ст. 431 ГК РФ названо перепиской. Подобная переписка сама по себе не порождает прав и обязанностей сторон, но имеет важное значение для определения правовых последствий коммуникаций, состоявшихся между сторонами до заключения договора. Она позволяет установить намерения сторон, их цели, потребности. Фактически такая переписка позволяет ретроспективно оценить деятельность по заключению договора. Очевидно, что посредством ее оценки установить предмет договора не удастся, это условие невосполнимо. Однако если стороны согласовали условие о предмете договора путем конклюдентных действий, иных форм поведения, как это произошло в приведенном примере с договором подряда, то иные условия договора могут выявляться путем такого исследования. Как уже отмечалось, пробелы соглашения могут быть восполнены с помощью применения к отношениям сторон императивных и диспозитивных норм законодательства, обычаев, практики их предыдущих отношений и др.

Еще одна проблема, связанная с незаключенным договором, состоит в том, что стороны зачастую оформляют одним документом несколько разнородных соглашений, при этом неопределенность предмета по одному из таких соглашений не исключает возможности достижения соглашения по всем существенным условиям другого.

В этом случае одно соглашение может быть незаключенным, а другое – иметь юридическую силу договора. Например, стороны пришли к соглашению о предоставлении в аренду здания и договорились об организации в нем совместной выставки. Свое соглашение стороны зафиксировали в письменном виде, однако не определили размер платы за аренду здания. Согласно п. 1 ст. 654 ГК РФ при отсутствии в договоре аренды здания условия об арендной плате такой договор считается незаключенным. Поэтому часть документа, содержащая условия договора аренды здания, должна рассматриваться обособленно, соглашение об аренде здания следует квалифицировать как незаключенный договор. Квалификация договора аренды здания как незаключенного не препятствует рассматривать договор о совместной деятельности, условия которого содержатся в том же документе, как заключенный.

В этом случае любые передачи имущества по незаключенной части соглашения не имеют оснований, т.е. неосновательны. Поэтому к таким передачам могут применяться нормы о неосновательном обогащении. В частности, в соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без оснований приобрело или сберегло за счет другого лица имущество, обязано возвратить неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. В ст. 1106 ГК РФ прямо говорится о необходимости восстановления прежнего положения при несуществующем обязательстве. Это подтверждается судебной практикой <11>. Имущество, составляющее неосновательное обогащение, возвращается в натуре. В случае невозможности возврата возмещается действительная стоимость имущества на момент приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества. В силу п. 2 ст. 307.1 ГК РФ к обязательствам из неосновательного обогащения применяются общие положения об обязательствах. При возврате имущества, полученного по незаключенному договору, стороны должны руководствоваться требованиями, установленными п. 3 ст. 307 ГК РФ, т.е. действовать добросовестно, с учетом прав и законных интересов друг друга, предоставляя необходимую информацию, содействуя для достижения цели обязательства.

Сказанное позволяет сделать следующие выводы. Признание договора незаключенным является самостоятельным способом защиты гражданских прав, прямо поименованным в ГК РФ. Признание договора незаключенным есть юридическая фикция отсутствия соглашения сторон, используемая с целью защиты гражданского оборота от дефектных юридических фактов. Действия по заключению договора, который считается незаключенным, являются юридически небезразличными. С точки зрения классификации юридических фактов действия сторон можно квалифицировать как правомерные действия, юридические поступки. Правовые последствия признания договора незаключенным различаются в зависимости от фактической ситуации. Отношения сторон могут квалифицироваться либо  как отсутствие правовых отношений; либо  как договорное обязательство, содержание которого определяется не текстом договора, считающегося незаключенным, а нормами закона, иных правовых актов, обычаями и иными обычно предъявляемыми требованиями, исходя из фактических действий сторон.

Если же у вас остались какие-либо вопросы, свяжитесь с нами используя форму обратной связи, размещенную на  сайте https://advokatymoskvy1.ru