Close

02.06.2018

ВККС не простила судью, сурово наказывавшего водителей из-за своей доброты

ВККС не простила судью, сурово наказывавшего водителей из-за своей доброты

Фото: Moscow Live

ВККС не простила судью, сурово наказывавшего водителей из-за своей доброты

Высшая квалифколлегия судей 30 мая поддержала решение своих столичных коллег, вынесших замечание судье Троицкого райсуда Дмитрию Смагину за регулярное назначение водителям "явно несоразмерных наказаний" при нарушении ПДД. Корреспондент Legal.Report стал свидетелем достаточно бурного обсуждения дела, во время которого председатель ККС Москвы Любовь Ишмуратова поведала о конфликте судьи с местным прокурором, после чего высшей коллегии потребовалось около получаса для вынесения своего решения.

На заседание ВККС Дмитрий Смагин, назначенный на нынешнюю должность 14 декабря 2013 года, явился в неприметной темно-серой пиджачной паре, с которой не слишком контрастировали синяя рубашка и галстук в тон костюма. Тут же были и его оппоненты: председатель Троицкого райсуда Андрей Бычков и сама председатель судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда, глава столичной ККС Любовь Ишмуратова, выбравшая на этот день яркий бордовый деловой костюм.

Ишмуратова и Бычков держались подчеркнуто вместе и вели себя достаточно активно – они не сидели в коридоре, дожидаясь своего времени, а постоянно заходили в зал ВККС и внимательно слушали вместе с журналистами обсуждение других дисциплинарных дел. В повестке дня их вопрос был, кстати, последним.

Рассмотрение жалобы Дмитрия Смагина о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде замечания (25 января 2018 года ККС Москвы удовлетворила соответствующее представление председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой) началось с оглашения материалов дела председателем Воронежского облсуда Василием Тарасовым. Из весьма длинного доклада следовало, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения Смагин допустил "нарушение общих принципов и правил назначения административного наказания".

Судье ставили в вину назначение явно несоразмерных наказаний за совершение правонарушений – что "порождает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судей". Оказалось, что Смагин к тому же рассматривал дела без изучения личного "досье" – карточки водителя, привлекаемого к ответственности, а это вело к нарушению ст. 4.3 КоАП РФ (отягчающие обстоятельства) при определении наказания. Служителем Фемиды не устанавливалась повторность совершения правонарушения и не учитывались обстоятельства, которые могли бы повлиять на административную ответственность.

По словам Тарасова, судья "не принимал во внимание конкретные обстоятельства дела в целом и сведения о личности виновного". И нарушал права потерпевших – вопреки требованию ст. 25.2 КоАП меры к извещению и обеспечению явки потерпевших в судебные процессы им не предпринимались. Докладчик привел впечатляющую статистику: в общей сложности Смагин вынес определения о возврате 56 протоколов в ГИБДД по г. Москве, а 9 определений о возврате протоколов по ч. 2 ст. 12.27 КоАП опротестованы прокурором и отменены судом вышестоящей инстанции.

Слово дали самому судье, не согласившемуся с решением ККС. Смагин утверждал, что вынесенные им судебные решения обжалованы не были, в том числе по основаниям, нарушающим права участников процесса. "В настоящее время все решения вступили в законную силу… я руководствовался нормами закона и сложившейся в Мосгорсуде практикой…", – уверенно говорил он.

– Но чем же вы мотивировали свои решения, назначая более строгий вид наказания при отсутствии отягчающих вину обстоятельств? – с удивлением спросил судью Тарасов.

– Да, это имело место по ст. 12.27 – оставление места ДТП. Здесь или лишение прав на год-полтора или административный арест до 15 суток, – ответил Смагин. – И я назначал наказания в виде ареста именно профессиональным водителям. Лишения права управления на целый год за какие-то царапины явно не преследует цель установить социальную справедливость!

– То есть, исходя из гуманных соображений… чтобы человек не был лишен возможности зарабатывать деньги, – любезно помог с формулировкой Тарасов. После чего поинтересовался историей конфликта Смагина с председателем суда Бычковым и прокурором Троицкого АО Москвы Дмитрием Михайловым (ныне уже покинувшим эту должность). Судья поведал о личных неприязненных отношениях с прокурором, из-за чего Бычков и инициировал его проверку. А также заметил, что Михайлов, выносивший протесты на принятые им решения, административные дела при этом не истребовал и с ними не знакомился.

Слово дали Ишмуратовой, сходу углубившейся в предысторию конфликта Смагина с Михайловым.

– Он начался из-за того, что судья написал заявление на прокурора о привлечении его к ответственности за клеветнические высказывания, – сообщила глава столичной ККС. – Это было связано с тем, что Смагин якобы фальсифицирует расписки прокурора о вручении копии приговора. Я тут одно скажу: мы категорически возражаем против удовлетворения его жалобы! Проверка в отношении судьи проводилась плановая, она была связана с поступающими нам административными материалами, в которых выявлялись многочисленные нарушения.

В диалог с Ишмуратовой энергично вступил Тарасов, пытавшийся уточнить число судебных решений, вынесенных Смагиным с нарушением прав потерпевших.

– Сколько их точно? Вы же проверяли! – напирал Тарасов, пока председатель ККС Москвы листала дело.

– Вы цифру хотите услышать? – слегка растеряно спросила Ишмуратова.

– Но она же должна у вас быть, разве нет? Можете ей с нами поделиться?

– Не менее восьми материалов…

– А количество неисполненных постановлений?

– Четкой цифры нет.

К "математическому" спору подключился председатель Московского окружного военного суда Вячеслав Осин.

– За 2017 год сколько вообще постановлений по административным делам было отменено у Смагина, кроме этих упомянутых определений? – поинтересовался он.

– Еще четыре, – ответила Ишмуратова.

– Они в вашем решении приводятся?

– Нет… Не было ссылки в представлении, – замялась судья.

– Ах, вот как! – воскликнул Осин. – Вы только в пределах представления смотрите… А примеры тех дел, которые, так скажем, вступили в законную силу, лежат на исполнении, вы почему-то критикуете, как-то не так наказание назначено… Вот вопрос: в 2017 году по жалобам потерпевших были отмены?

– Не было, – тихо сказала Ишмуратова.

– В чем же дисциплинарный проступок судьи? – так же тихо, но уже железным тоном спросил Осин.

– Он должным образом не известил потерпевших…

– А он говорит – известил!

– Но нет достоверных сведений…

– Я понимаю, кто-то пожаловался на это: "Меня не извещают, что творят!" – будто сыронизировал Осин.

– Вы критически оцениваете четыре решения, вступившие в законную силу. Почему? – задал свой вопрос бывший сенатор Михаил Капура.

– Но девять же отменены, – защищалась Ишмуратова.

– Я о другом говорю. Мера наказания, определенная Смагиным, входила в ту вилку "от и до", которая установлена законодателем?

– Входила…

– Так вы считаете его субъективное отношение к рассматриваемому материалу неверным? Вы ставите судье в вину решение, вынесенное в установленных законом границах?

Председатель столичной ККС казалась смущенной.

Председатель Троицкого райсуда Бычков рассказал, в свою очередь, что с апреля 2017 года на рассмотрение Смагина поступил 121 протокол, из которых 51 был возвращен в столичную ГИБДД. По его словам, в результате работе суда по административным делам нельзя вынести высокую оценку. А когда Смагину указывали на это, он называл свои решения законными и обоснованными. Действия судьи Бычков назвал в итоге "недобросовестными".

В своем последнем слове Смагин решил сообщить, что всех потерпевших он старался извещать должным образом и доверял в этом вопросе своему секретарю. "Я, однако, не выяснял – довольны ли они постановлением, – добавил судья. – Это ведь меня не касается".

Членам коллегии пришлось провести за закрытыми дверями больше 25 минут. Затем Николай Тимошин сообщил участникам дела, что решение ККС Москвы все-таки оставлено без изменения, а жалоба Смагина – без удовлетворения.

Источник