Close

21.05.2018

ВЗЫСКАНИЕ ЗАДОЛЖЕННОСТИ ПО ДОЛГОВЫМ РАСПИСКАМ

На практике часто возникают споры о том, как правильно оформить долговой распиской заем между физическими лицами и какие сведения нужно отразить в тексте расписки, чтобы иметь впоследствии больше шансов на возврат суммы долга. Необходимо ли нотариальное оформление такой расписки?
В настоящей статье мы рассмотрим с позиции судебной практики и самого процесса доказывания долговых обязательств все возможные варианты отказа в суде по иску заимодавца к заемщику (т.е. должнику по расписке) о взыскании денежных средств по долговой расписке. Учитывая “чужие ошибки” и причины отказа суда в удовлетворении иска, можно определить, что действительно является важным в таких документах. Кроме того, предусмотрим те действия, которые необходимо совершить заранее, еще при написании расписки, чтобы избежать возможных негативных последствий. В статье также будут рассмотрены отдельные вопросы исполнительного производства по искам о взыскании денежных средств по долговой расписке. Помимо указанного, постараемся ответить на вопрос в целом: насколько велика вероятность реального исполнения решения суда о взыскании?
Прежде всего, рассмотрим правовое регулирование правоотношений займа между физическими лицами.
Основные положения ГК РФ, на которые следует обратить внимание при написании расписки, это правовые нормы ст. 807 и ст. 808 ГК РФ. По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.
С учетом того, что любые долговые обязательства оформляются договором, закон в данном конкретном случае допускает заключать не договор займа в письменной форме, а долговую расписку одного физического лица к другому, подтверждающую факт передачи денег на определенных условиях. Таким образом, нет существенной разницы в том, написал заемщик долговую расписку заимодавцу или заключил с ним договор займа. Оба таких документа с позиции норм материального права имеют одинаковую юридическую силу. Однако в практической реализации и процессе доказывания по гражданскому делу о взыскании существуют свои особенности, которые рассмотрим ниже.
Долговая расписка обязательно должна отражать в себе содержание тех условий договора займа, которые в силу закона считаются существенными и обязательными. Существенные условия, которые должны быть отражены в расписке между физическими лицами:
1) условие о сторонах договора;
2) предмет договора;
3) условие о том, что предмет договора уже передан заимодавцем заемщику.
В действительности на практике встречаются случаи, когда расписки пишут с нарушением требований о сторонах договора. Наиболее распространенная ошибка в расписках – недостоверные сведения о сторонах договора займа. Поэтому в процессе доказывания по такому гражданскому делу в суде могут возникнуть различные проблемы, что зависит от степени серьезности допущенных ошибок и нарушений.
Так, например, заемщик согласно данным паспорта имеет следующую фамилию, имя и отчество: Иванова Елена Гафурьяновна. Вместе с тем все друзья и знакомые привыкли называть ее по отчеству Григорьевна, в результате в расписках со стороны заемщика было написано: “Иванова Елена Григорьевна”.
Такое нарушение не дает основания безоговорочно утверждать, что расписка недействительна. Однако ч. 1 ст. 19 ГК РФ предусматривает, что гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. Безусловно, что налицо нарушение норм материального права при составлении договора (расписки). Тем не менее если это единственное нарушение в расписке, то в гражданском процессе можно доказать, что была допущена опечатка (описка).
Суд оценивает все доказательства в их совокупности, поэтому, если в расписке присутствуют иные подобные “ошибки” и “опечатки”, такой документ вызывает обоснованные сомнения. Например, если в расписке были ошибки в части данных о заемщике, при этом сама расписка выполнена рукописным способом заимодавцем (т.е. писалась не заемщиком), то такие обстоятельства позволяют поставить вопрос о недействительности документа и самого обязательства займа.
В то же время если расписка была выполнена рукописно самим заемщиком и он недостоверно указал о себе какие-либо сведения, то впоследствии ссылки такого заемщика на положения ч. 1 ст. 19 ГК РФ или иные обоснования того, что сторона обязательства займа определена неверно, будут безрезультативными. Заимодавцу в этом случае достаточно сослаться на положения ч. 1, 2 ст. 10 ГК РФ, которые предусматривают недопустимость осуществления своих гражданских прав с злоупотреблением, с намерением причинить вред другому лицу и иные действия в обход закона. Поэтому в отношении заемщика, который собственноручно написал долговую расписку, всегда можно сказать, что он намеренно допустил ошибку и указал неверные данные о себе, т.е. злоупотребил своим правом. В такой ситуации суду не обязательно доказывать, что заемщик сделал это умышленно, поскольку его умысел уже будет считаться доказанным.
В настоящее время расписки зачастую выполняют машинописным способом, и стороны договора займа только подписывают их. Такое оформление документа законно, но в процессе доказывания могут возникнуть сложности, когда встречаются ошибки о сторонах обязательства. В связи с этим, с нашей точки зрения, правильнее оформлять долговую расписку рукописным способом, при этом текст расписки должен быть написан собственноручно заемщиком. Если в расписке присутствует несущественная ошибка – одна цифра номера или серии паспорта, одна буква в фамилии, имени, отчестве указаны неверно, то такие описки не ведут к признанию недействительности обязательства займа.
В долговой расписке должно быть полностью и верно в соответствии с паспортом указано имя, отчество, фамилия заемщика и заимодавца. Полностью следует указать иные паспортные данные каждой из сторон (серия, номер паспорта, кем и когда он выдан, код подразделения, дата рождения и место рождения). Можно указать место жительства, место регистрации, как оно указано в паспорте, допускается написать: “Со слов проживающего по адресу: …” – такие записи в расписке существенного значения не имеют и в целом никак не могут повлиять на юридическую действительность обязательства займа.
Предмет договора займа в долговой расписке также должен быть четко сформулирован. Предметом договора являются денежные средства, которые желательно указывать в валюте РФ.
Обязательным условием договора займа между физическими лицами является факт передачи заимодавцем денежных средств заемщику. Такой вывод следует и из ст. 807 ГК РФ, в которой предусмотрено, что договор займа считается заключенным с момента передачи предмета договора займа. Помимо указанного, данный вывод основывается и на положениях ст. 808 ГК РФ, в которой отмечается, что долговая расписка должна подтверждать условия договора займа и факт передачи предмета договора от заимодавца к заемщику.
Такое важное условие обязательно следует отражать в расписках ввиду того, что ст. 812 ГК РФ позволяет оспаривать расписки по безденежности. Заемщик вправе оспорить договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.
Что означает данное положение на практике при взыскании долга в суде?
Предположим, что в долговой расписке подробно и без ошибок описан предмет договора займа и стороны обязательства. В то же время из текста расписки не ясно, были получены заемщиком денежные средства на момент написания расписки или денежные средства только будут переданы заимодавцем заемщику. Например, такие формулировки, как “получает”, “получит”, “предоставляется заем на сумму”, не позволяют точно определить, были переданы денежные средства или нет. Таким образом, даже такие неудачные в расписке фразы, как “получит”, “получает”, а не “получил”, в будущем могут быть использованы недобросовестным заемщиком в суде в качестве основания для оспаривания расписки по безденежности.
При этом следует учитывать, что для оспаривания расписки по безденежности заемщику достаточно заявить, что в действительности денежные средства ему не передавались. В результате нечеткое отражение в расписке условий о передаче денежных средств может привести к негативным последствиям для заимодавца. Далее в зависимости от иных дополнительных доказательств, представленных суду, будет устанавливаться факт передачи денежных средств от заимодавца к заемщику. Однако в любом случае нельзя использовать такой способ доказывания, как свидетельские показания, чьи-либо устные объяснения, только дополнительные письменные доказательства и иные доказательства.
По одному из таких гражданских дел по иску К. к Б. о взыскании денежных средств по расписке на сумму 660 000 руб. заемщик утверждал, что никаких денежных средств от заимодавца он в действительности не получил, просто потому, что у заимодавца нет и никогда не было таких денежных средств. В расписке было написано: “Передаются денежные средства в сумме 660 000 (шестьсот шестьдесят тысяч) рублей в долг сроком до…”
Заемщик пояснял суду, что действительно просил данные денежные средства в долг, написал собственноручно расписку заемщику, но денежных средств не получил, т.к. якобы банк отказал в предоставлении кредита заимодавцу. Однако в суд были представлены дополнительные письменные доказательства того, что К. (заимодавец) накануне снимал указанную денежную сумму со своей сберкнижки. Дата снятия денежных средств – 4 февраля, дата составления расписки – 5 февраля. Кроме того, заимодавец К. за кредитом в банк не обращался. Данный факт был подтвержден выпиской (кредитный отчет) из бюро кредитных историй. В бюро кредитных историй содержатся сведения не только о действующих кредитах физического лица, но и фактах обращения конкретного физического лица в банки (иные кредитные организации) с заявкой на кредит.
Таким образом, в данном конкретном случае судом был установлен факт получения денежных средств в долг. Можно предположить, что указанные доказательства являются счастливым случаем либо стечением обстоятельств. С нашей точки зрения, в долговой расписке необходимо указывать следующее: “Денежные средства переданы на момент написания настоящей расписки, дополнительный акт приема-передачи денег сторонами составляться не будет”.
Такая формулировка исключает любую возможность для недобросовестного заемщика оспорить долговую расписку по безденежности в будущем.
В этой связи возникает вопрос: почему так важно точно определить в долговой расписке стороны договора займа (заемщика и заимодавца), предмет договора и факт его передачи? Если такие существенные условия определены в расписке неверно, то для обоснования отказа в иске заимодавца к заемщику о взыскании могут быть использованы не только нормы ч. 1 ст. 19, ст. 807, ст. 808 ГК РФ, но и другие положения ГК РФ.
Так, согласно ст. 420 ГК РФ, договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. К договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 ГК РФ. К обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (ст. 307 – 419 ГК РФ). Обязательство займа является именно договорным в силу ст. 807 ГК РФ. Сама по себе долговая расписка не является договором займа, но закон применительно к правоотношениям займа допускает и признает, что долговая расписка подтверждает факт заключения договора на условиях, содержащихся в расписке. Данное положение гражданского законодательства вовсе не исключает обязанности сторон предусмотреть конкретные условия в расписке, которые считаются существенными.
Если в расписке четко не определена сторона обязательства займа, то в зависимости от ситуации можно ссылаться и на положения ч. 3 ст. 308 ГК РФ, согласно которой обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем.
Также согласно ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
Общие положения ГК РФ о сделках и их недействительности также применимы и к обязательствам займа. Поэтому необходимо учитывать и положения ч. 1 ст. 162 ГК РФ, предусматривающей, что несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Другим доказательством является, например, видеозапись.
Часто на основании ч. 1 ст. 162 ГК РФ пытаются говорить о невозможности доказывания конкретных условий договора займа, факт совершения которого подтверждается в суде распиской. Это случаи, когда в самой долговой расписке четко сформулированы стороны (заимодавец и заемщик), но конкретно не определены предмет договора и условия совершения займа. Например, условия о процентах за пользование займом, сроке его возврата, способе возврата.
Оспаривание обязательства займа при наличии долговой расписки, даже если она некорректно сформулирована, не содержит конкретных условий займа, не дает права ни заемщику, ни заимодавцу ссылаться на ст. 162 ГК РФ.
При оспаривании долговой расписки или договора займа по безденежности не допускается использовать в качестве способа доказывания свидетельские показания. Однако в некоторых случаях использовать свидетельские показания вполне допустимо. Например, если долговая расписка писалась под влиянием угрозы, насилия либо мошеннических действий. В таких случаях, сразу после того, как фактор угрозы и насилия отпадает или выявлен факт мошенничества, необходимо обратиться в полицию с соответствующим заявлением. Случаи, когда человек надеется, что факт мошенничества или угрозы можно будет доказать только свидетельскими показаниями, если другая сторона обратится в суд за взысканием по расписке, – ошибочны. Суд в таком случае посчитает, что если потерпевший своевременно не обратился в полицию, то, возможно, он указал недостоверные сведения о фактах угрозы, насилия, мошенничества, при которых писал расписку.
В силу ч. 2, 3 ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Тем не менее если, например, такое несущественное условие договора займа, как условие о процентах, не указано в долговой расписке, то ссылаться в суде на свидетельские показания, что денежные средства были даны в долг под проценты, безрезультативно. В такой части иска судом будет отказано, поскольку в письменном доказательстве (текст расписки) ничего о процентах не сказано, даже если свидетельскими показаниями подтверждается устная договоренность сторон о процентах по договору займа. Иными словами, для суда практически по любому гражданскому делу письменные доказательства имеют большую юридическую силу по сравнению со свидетельскими показаниями. Такова практика судов, и данное обстоятельство можно считать неписаным правилом.
Если в долговой расписке условия сформулированы таким образом, что невозможно ее оспорить по безденежности (ст. 812 ГК РФ), четко и грамотно прописаны все существенные условия договора займа (определены стороны, предмет), то признать такую расписку в суде недействительной возможно лишь по двум основаниям:
– ввиду порока воли заемщика или заимодавца;
– расписка написана в результате злонамеренного соглашения сторон договора, под влиянием обмана и заблуждения.
Обойти возможность доказывания в суде в будущем порока воли заемщика практически невозможно. Но и самому заемщику доказать порок его воли в суде на момент написания долговой расписки также непросто. Согласно ст. 171 ГК РФ сделка, совершенная недееспособным лицом, ничтожна. Статья 176 ГК РФ предусматривает возможность признания сделки, совершенной лицом, ограниченным в дееспособности, недействительной. В соответствии со ст. 177 ГК РФ определяется недействительность сделки, совершенной лицом, не способным понимать значение своих действий и руководить ими.
Возникает вопрос: каким образом на практике недобросовестные заемщики могут использовать данные основания?
Расписку должника можно признать недействительной ввиду того, что он был недееспособен в момент ее написания в двух случаях:
1) на дату написания расписки уже существовало вступившее в законную силу решение суда о признании должника недееспособным или решение суда было вынесено, но еще не вступило в законную силу (вступило позже);
2) на дату написания расписки судом уже рассматривалось (было возбуждено) особое производство по признанию гражданина-должника недееспособным, он был лишен дееспособности и такое решение суда вступило в законную силу.
Следует учитывать, что чем больше времени прошло с момента написания расписки и до момента признания заемщика недееспособным, тем меньше шансов признать такую расписку недействительной. Доказательством недееспособности является вступившее в законную силу решение суда, и проверить данный факт заранее, на момент написания долговой расписки, практически невозможно. Суд не дает справок посторонним лицам о том, что в отношении какого-либо гражданина рассматривается дело о лишении его дееспособности. Суд не предоставляет таких сведений и на запрос адвоката. Если недееспособность гражданина была определена судом до даты написания расписки, тогда с уверенностью можно сделать вывод о недействительности долговой расписки.
Если же ситуация обратная, т.е. заемщик написал долговую расписку, а затем спустя несколько месяцев в отношении его стало рассматриваться гражданское дело о признании его недееспособным и суд лишил его дееспособности, то данное обстоятельство не дает оснований считать такую расписку недействительной.
Для обоснования недействительности расписки по ст. 171 ГК РФ помимо решения суда о признании человека недееспособным потребуется проведение психиатрической экспертизы для того, чтобы выяснить, был ли человек способен понимать значение своих действий и руководить ими в юридически значимый период, т.е. на момент написания расписки.
Поэтому на практике есть определенная закономерность – чем больше времени прошло с момента написания долговой расписки и до признания судом заемщика недееспособным, тем меньше шансов, что такая расписка будет признана судом недействительной по исковым требованиям опекуна заемщика к заимодавцу и наоборот.
Аналогичные способы доказывания происходят и при обосновании недействительности долговой расписки по ст. 176 ГК РФ.
Психические заболевания и состояние психики человека бывают разными. Не все заболевания создают основания для признания человека недееспособным. Человек может быть ограничен в дееспособности, например, в силу своей алкогольной зависимости. Это также должно быть подтверждено решением суда или заключением экспертизы. Иными словами, такой человек дееспособен, он все понимает и может руководить своими действиями, но его воля и мотивы поступков находятся в зависимости, т.к. само заболевание влияет на его волю.
Иначе обстоит дело с применением на практике ст. 177 ГК РФ. Здесь речь идет о случаях, когда на момент написания долговой расписки один из участников такой сделки (в нашем случае – заемщик) не был лишен дееспособности или ограничен в ней по решению суда. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Надлежащим доказательством для требований заемщика является заключение психиатрической экспертизы или комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Экспертиза психиатрическая – это освидетельствование психического состояния лица на предмет понимания лицом значения своих действий и возможности управлять ими. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза (КППЭ) – это исследование, затрагивающее пограничные между психологией и психиатрией проблемы.
Так, например, человек состоит на учете у врача-психиатра, но серьезного расстройства выявлено не было, кроме того, присутствует иное заболевание (недавно перенесенный инсульт). При психиатрической экспертизе эксперт сделает вывод о том, что в юридически значимый период у человека были нарушения в работе мозга, но недостаточные для того, чтобы с уверенностью можно было сказать о его недееспособности. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза в таком случае может сделать вывод о совокупности двух заболеваний и о том, что оба таких заболевания дают основание для заключения о том, что заемщик в юридически значимый период времени не понимал в полной мере значение своих действий.
При этом если заимодавец докажет, что он был добросовестным, т.е. не знал и не мог знать о фактах, на основании которых была применена ст. 177 ГК РФ, то законный представитель недееспособного должен будет возвратить основную сумму долга без начисления на нее процентов за пользование чужими денежными средствами, каких-либо убытков и неустоек.
Таким образом, как уже отмечалось выше, предусмотреть какие-либо дополнительные условия в долговой расписке, чтобы предотвратить в будущем возможность ее оспаривания по фактам недееспособности или ограниченной дееспособности, невозможно. Для решения этой проблемы можно только при оформлении расписки попросить заемщика представить справку из местного психоневрологического диспансера о том, что он не состоит на учете у врача-психиатра или нарколога. Очевидно, что справка должна быть по состоянию на дату, предшествующую дате составления самой расписки.
Статьи 178 и 179 ГК РФ предусматривают возможность признания любой сделки недействительной, если она была совершена под влиянием обмана, заблуждения, насилия или угрозы насилия, а также если сделка была совершена при стечении неблагоприятных жизненных обстоятельств для человека на таких условиях, что при обычной жизненной ситуации человек не стал бы заключать такую сделку (кабальная сделка). В процессе доказывания данные обстоятельства подтвердить достаточно сложно. Так, доказать существенное заблуждение человека, писавшего долговую расписку, практически не представляется возможным.
Защититься заимодавцу от оснований ст. 179 ГК РФ (недействительность кабальной сделки, совершенной под влиянием обмана, угрозы, насилия) можно, если в тексте расписки указать следующую запись: “Настоящим также подтверждаю, что написал настоящую расписку и взял в долг указанные денежные средства у (Ф.И.О. заимодавца) не под влиянием обмана, угрозы, насилия и действую не ввиду стечения тяжелых для меня жизненных обстоятельств”.
Использование такой формулировки достаточно, чтобы минимизировать риски заимодавца. Ссылка недобросовестного заемщика в будущем в суде на ст. 179 ГК РФ для обоснования недействительности долговой расписки будет признана несостоятельной.
Удостоверять нотариально долговую расписку не обязательно. Факт удостоверения у нотариуса любой сделки означает проверку ее законности (ч. 1 ст. 163 ГК РФ). Однако в правоприменительной практике основания (доказательства), по которым возможно признать недействительной обычную, нотариально не удостоверенную долговую расписку, те же самые, что и для нотариально удостоверенной расписки. Если бы нотариальное удостоверение долговой расписки считалось впоследствии в суде преюдициальным фактом, т.е. обстоятельством, не подлежащим доказыванию (ст. 61 ГПК РФ), это имело бы существенное значение. Следовательно, нотариальное удостоверение долговой расписки никакой дополнительной юридической защиты для заимодавца не создает.
В долговой расписке дополнительно возможно предусмотреть и иные условия:
1) срок возврата суммы займа;
2) способ возврата суммы займа;
3) проценты за пользование займом.
Такие условия можно и не включать в текст, т.к. это не влияет на юридическую силу долговой расписки. Согласно положениям § 1 главы 42 ГК РФ, которым регулируются обязательства займа, условия о сроке и способе возврата займа не являются существенными, поэтому и без таких условий расписка является действительной. Определить надлежащий срок возврата суммы займа, способ его возврата и разрешить вопросы о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами можно, основываясь на положениях § 1 главы 42 ГК РФ в совокупности с общими положениями об обязательствах (главы 21 – 26 ГК РФ).
В любом случае если сумма займа совершенного между физическими лицами в денежном выражении превышает пятидесятикратный официально установленный МРОТ, то такой заем считается выданным под процент (ст. 809 ГК РФ). Поэтому в расписке могут не указываться условия о процентах, в этой ситуации главное, чтобы в тексте не было указано: “Настоящий заем выдан заемщику без начисления процентов за пользование суммой долга”. Если в долговой расписке содержится такая запись, то заем считается беспроцентным.
Согласно положениям ст. 810 ГК РФ можно определить срок возврата суммы займа в том случае, когда в самой расписке ничего об этом не говорится. На практике это реализуется следующим образом – заимодавец отправляет заемщику ценное заказное письмо с описью вложения. В письме должно быть заявление заимодавца с требованием оплаты долга определенного числа (календарная дата) и указанным способом (например, перевести денежные средства на лицевой счет в банке, отдать лично в руки и т.д.). Важно помнить, что сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом.
Также в письме сообщается способ возврата займа. Следует учитывать, что сумма долга возвращается только тому лицу, которое является заимодавцем. Нежелательно возвращать долг через иных лиц, даже если у них имеется соответствующая доверенность от заимодавца. Это связано с тем, что доверитель (заимодавец) мог оформить у нотариуса распоряжение об отмене доверенности.
Если в самой долговой расписке не указан номер банковского счета, на который следует перевести сумму долга, заемщик должен вернуть денежные средства лично заимодавцу.
Согласно ст. 312 ГК РФ, если иное не предусмотрено соглашением сторон (в данном случае – если иные условия не предусмотрены в долговой расписке) и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования.
Следует также учитывать и требования ст. 165.1 ГК РФ, которые распространяются на почтовые отправления заимодавца к заемщику. Такие письменные уведомления являются юридически значимыми сообщениями. Заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Поэтому, если письмо не было получено адресатом в течение месяца и вернулось с отметкой почтового отделения о невозможности вручения, то это считается надлежащим уведомлением того, кому направлено такое письмо.
Поскольку в настоящей статье рассматриваются случаи судебного взыскания суммы займа по долговой расписке, то для обоснования процентов за пользование суммой займа ссылаться следует на положения ч. 1 ст. 811, ст. 809, ч. 1 ст. 395 ГК РФ.
Заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, которые определены в долговой расписке. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования на день уплаты заемщиком суммы долга. Если заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных долговой распиской. Иными словами, за просрочку выплаты и пользование чужими денежными средствами начисляются проценты в размере 1/300 за каждый день просрочки платежа от ставки рефинансирования ЦБ РФ, которая в настоящее время составляет 8,25% годовых.
Более подробно вопросы расчета процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ урегулированы в совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами”.

В этой связи приведу пример из своей судебной практики.

Истица Я. обратилась в суд с иском, в котором просила взыскать с ответчицы Б. 900 000 рублей, полученных по сделке купли-продажи дома, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 252 000 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 50 000 рублей, судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 12 200 рублей, расходы по уплате доверенности представителя в сумме 730 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 40 000 рублей.
В обоснование заявленных требований истица Я. указала, что 27 марта 2009 г. ответчица Б. выполняла поручение по продаже дома на основании доверенности. Указанный жилой дом принадлежал истице на праве собственности. Денежные средства в размере 900 000 рублей, полученные ответчицей Б. по договору купли-продажи, истице переданы не были. Требования о передаче денежных средств ответчица не исполнила. Истица в суде доказывала факт получения денежных средств риелтором (ответчицей Б.) от покупателя дома З.
Истица Я. предоставила суду расписку, которую в день совершения сделки купли-продажи дома написала ответчица Б. покупателю З. Однако это была не долговая расписка, а расписка о получении денежных средств (что в принципе не меняет материально-правового регулирования таких правоотношений).
Ответчица Б. обратилась со встречным исковым заявлением о признании расписки безденежной. В обоснование требований указала, что деньги в сумме 900 000 рублей от покупателя З. не получала. Покупатель З. передал деньги непосредственно владелице дома Я., которая написала расписку о получении денег. Однако ответчица Б. суду эту расписку не представила (ответчица и не могла ее представить, т.к. не имела ее).
Кроме того, ответчицей Б. было заявлено о пропуске истцом срока исковой давности на том основании, что данный срок должен исчисляться со дня, когда началось исполнение по сделке, т.е. с 27 марта 2009 г. На момент обращения с исковым заявлением 29 марта 2012 г. установленный законом трехлетний срок исковой давности истек.
Изучив материалы дела, суд полностью удовлетворил исковые требования истицы Я. В удовлетворении встречных исковых требований ответчице Б. было отказано. В своем определении суд указал следующее.
“Истица Я. выдала ответчице Б. доверенность для продажи принадлежащего ей жилого дома, для чего предоставила ей право быть ее представителем, заключать и подписывать договор купли-продажи, получить следуемые по договору купли-продажи деньги и другие права, необходимые для выполнения данного поручения.
Б., выполняя поручение, заключила с З. договор купли-продажи жилого дома по цене 900 000 рублей. Пунктом 4 договора купли-продажи предусмотрено, что оплата по договору производится непосредственно при его подписании. Как следует из расписки, выполненной в договоре купли-продажи, Б. получила от З. денежные средства полностью. Поскольку плата за приобретенный жилой дом является одним из условий договора купли-продажи, выдача Я. доверенности означает заключение договора поручения в письменной форме, а передача денежных средств от покупателя представителю продавца и от представителя продавца непосредственно продавцу должна оформляться в письменной форме. Исходя из изложенного, передача денежной суммы подлежит подтверждению письменными средствами доказывания.
Между тем Б. не представлены письменные доказательства, свидетельствующие о передаче Я. денежных средств в сумме 900 000 рублей, полученных по сделке.
Объяснения покупателя З. о том, что он передал деньги в счет оплаты стоимости жилого дома продавцу до подписания договора купли-продажи, не свидетельствуют о получении Я. указанных денежных средств, поскольку истец данные обстоятельства отрицала, а письменные доказательства, подтверждающие указанные доводы, ответчиком не представлены.
При изложенных обстоятельствах оснований для удовлетворения встречных исковых требований Б. к истцу Я. о признании расписки в договоре купли-продажи жилого дома безденежной у суда не было”.
Как видно, ответчица Б. пыталась в ходе рассмотрения дела что-либо доказать суду на основании одних только свидетельских показаний, между тем истица приложила в обоснование своих исковых требований письменное доказательство – обычную расписку, нотариально не удостоверенную. Истица получила удовлетворение своих исковых требований в суде, поскольку основывала их на надлежащих суду письменных доказательствах. Таким образом, доказывая в суде свою правоту, следует опираться на письменные доказательства, устные показания не являются надлежащим способом доказывания в обязательствах займа.
Большое значение при написании долговой расписки имеет и то, кем она была написана. С нашей точки зрения, писать ее должен собственноручно сам заемщик. Прямого указания на это в нормах материального права (ГК РФ) нет. Однако в ч. 2 ст. 808 ГК РФ указано, что в подтверждение договора займа и его условий может быть предоставлена именно “расписка заемщика”. В будущем в процессе доказывания по делу данное обстоятельство может иметь существенное значение, т.к. недобросовестный заемщик не сможет ссылаться на то, что какие-либо сведения в расписке указаны неверно.
В качестве примера можно привести следующую ситуацию. Заемщик в суде возражал против взыскания денежных средств по расписке и указывал, что написана она не им, а также не им подписана. Действительно, расписка была написана не заемщиком, а выполнена машинописным способом, поэтому провести судебную почерковедческую экспертизу довольно сложно. Такая экспертиза может проверить лишь подлинность подписи в расписке. Между тем результаты судебно-почерковедческой экспертизы напрямую зависят от того, сколько материала было предоставлено для проведения экспертизы.
Для того, чтобы определить принадлежность подписи или почерка определенному лицу, эксперту необходимо выявить как минимум совпадение трех частных признаков и двух общих (морфологических). Редко можно встретить сложные и длинные подписи, в основном они состоят из двух-трех элементов (букв, узоров). Если подпись простая, невозможно точно сделать вывод о ее принадлежности данному лицу, можно только говорить о вероятной принадлежности подписи определенному лицу. Поэтому, если долговая расписка полностью написана собственноручно заемщиком, эксперту легче будет определить, кем именно она была выполнена. В этом случае результаты экспертизы могут подтвердить или опровергнуть доводы заемщика, что приведет к полному взысканию денежных средств по такой расписке.
Следующий этап после вынесения решения суда о взыскании суммы долга по расписке – это исполнительное производство. Если у должника нет никакого имущества и доходов, то шансы исполнить решение суда практически равны нулю, однако не во всех случаях. Прежде всего, отметим, что ст. 177 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за злостное уклонение гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере после вступления в законную силу соответствующего судебного акта. В данном случае под крупным размером следует понимать сумму, превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей (примечание к ст. 169 УК РФ). Безусловно, сумма, указанная в ст. 177 УК РФ, довольно велика, между тем реальный долг может быть гораздо меньше. В то же время следует учитывать, что проценты за пользование чужими денежными средствами растут год от года и начисляются они за каждый день просрочки платежа. Таким образом, сумма долга может значительно вырасти и достигнет порога, установленного ст. 177 УК РФ, либо превысит его.
Увеличить шансы заимодавца по взысканию долга можно следующим образом: в расписке необходимо указать (если заемщик состоит в браке), что его супругу (супруге) известно о состоявшемся займе и он (она) согласен с ним, а денежные средства, которые были взяты в долг, необходимы для семейных нужд. В расписке не обязательно указывать, для каких именно семейных нужд необходимы денежные средства, полученные в долг. Это обстоятельство является вторичным, главное, что ответственность в данном случае распространяется на обоих супругов. В будущем имущество такой семьи можно будет арестовать и взыскать в оплату долга.
Так, например, по исковому производству заимодавца К. к заемщику Б. в расписке было указано, что жена Б. знает и согласна на получение ее мужем займа, т.к. он необходим на их общие семейные нужды. В период пользования заемными денежными средствами Б. получил в наследство квартиру, которая была им сразу же подарена жене. Таким образом, недобросовестный заемщик надеялся уйти от обращения взыскания на его квартиру.
Между тем заимодавец К. не получил в срок суммы долга и был вынужден обратиться в суд. В рамках предварительного обеспечения по первоначальному иску (ст. 141 ГПК РФ) о взыскании только суммы долга по расписке в размере 650 000 рублей был наложен арест на квартиру. Затем в рамках отдельного искового производства, пока не прошел срок исковой давности в 1 год с того дня, как заимодавец К. узнал о факте дарения, он обратился в суд с иском о признании сделки дарения квартиры недействительной как мнимой и притворной сделки (ст. 170 ГК РФ). Судом сделка дарения квартиры была отменена. В дальнейшем заимодавец К. кроме основной суммы долга требовал уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, суммы уплаченной государственной пошлины, услуг представителя, что составило уже 890 000 рублей. Ввиду того что заемщик Б. долгое время (свыше 6 месяцев) не исполнял решение суда о взыскании, то на основании ст. 203 ГПК РФ суду было подано заявление об изменении способа и порядка исполнения решения суда. В результате долг заемщика перед заимодавцем был погашен путем передачи права собственности на квартиру.

В заключение, учитывая все изложенные выше обстоятельства и примеры, считаем целесообразным привести образец правильно оформленной расписки, которая должна быть написана собственноручно заемщиком.

                                                                                                                                                               РАСПИСКА

“__” _______ 2018 г.                                                                                                                                                                                                                                                                                        г. Москва

Я, (Ф.И.О. полностью), 25.07.1983 г.р., паспорт гражданина РФ (полностью данные первого листа паспорта, т.е. серия, номер, кем и когда выдан, код подразделения), проживающий по адресу… настоящим подтверждаю, что получил денежные средства в размере 400 000 (четыреста тысяч) рублей от (Ф.И.О. полностью) 13.11.1981 г.р., паспорт гражданина РФ (полностью данные первого листа паспорта).
Обязуюсь вернуть их в срок до 18.02.2018, лично передав денежные средства Ф.И.О. (заимодавца). Также подтверждаю, что действую не под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения сторон, существо настоящей расписки о передаче мне Ф.И.О. (заемщика) денежных средств на возмездной основе понятны.
Денежные средства в сумме 400 000 рублей переданы к моменту написания настоящей расписки, и дополнительный акт приема-передачи денег составляться не будет.
За пользование суммой долга по настоящей расписке начисляются проценты по ставке 2% от суммы в 400 000 рублей в месяц.
Я, (Ф.И.О. полностью), паспорт гражданина РФ (полностью все данные первого листа паспорта), жена гражданина (Ф.И.О. полностью заемщика), настоящим подтверждаю, что мне известно о заключенном займе моим мужем с гражданином (Ф.И.О. заимодавца), я с данной сделкой согласна, поскольку сумма займа необходима нам на решение общих семейных нужд.
Подпись заемщика и полностью его Ф.И.О.

Такая расписка исключает возможность в будущем для недобросовестного заемщика попытаться оспорить ее в суде. Кроме того, позволяет заимодавцу получить реальное исполнение по сделке, даже если заемщик добровольно не желает выплачивать сумму долга. Согласие жены заемщика не подменяет нотариального согласия супруга на совершение крупной сделки, но дополнительно “страхует” заимодавца. Во-первых, супруг заемщика не сможет оспорить такую сделку как крупную, совершенную с нарушением требований законодательства РФ, поскольку знал об этом. Во-вторых, у заимодавца появляется дополнительная возможность обратить взыскание на имущество всей семьи, т.е. в том числе и супруга, а не только самого заемщика в случае неуплаты им суммы долга.